Психологический тренинг

Психологический тренинг (или психотренинг) – это один из форматов работы психолога. Этот формат работы является групповым и сводится к тому, что клиенты психолога – участники тренинга сидят кружочком (или полукружочком) и по заданию тренера высказывают свои мнения, дискутируют друг с другом, слушают тренера, выполняют упражнения, которые он им предлагает, и играют в игры, в том числе, ролевые, разбившись на пары или тройки.

Когда говорят о психологическом тренинге, то, как правило, подчеркивают, что психологический тренинг – это так называемое активное обучение. При этом вот эта активность – дискуссии, обмен мнениями, игры – зачастую каким-то образом превращается в самоцель, а вопросы о качестве содержания тренинга, о качестве той информации, которая передается его участникам, о полезности навыков, которые формируются на тренинге, о том, а происходит ли собственно в результате тренинга формирование навыков, об эффективности тренинга в целом, наконец, или вообще не ставятся или перемещаются куда-то на задний план. По-видимому, предполагается, что вот эта активность, в любом случае, эффективнее простого сидения за партой, слушания лекций и выполнения закрепляющих материал упражнений.

Но давайте задумаемся, о чем реально идет речь, когда людей вовлекают в эту тренинговую активность?

  1. О наличии у психолога, тренера определенных знаний, которые он успешно передает, и навыков, которые он успешно формирует, используя различные виды активности?
  2. Или же о маскировке с помощью этой активности отсутствия у психолога знаний, бесполезности навыков, которые он пытается формировать, и, более того, неумения психолога формировать навыки?

На мой взгляд, сегодня в большинстве случаев, речь идет именно о второй ситуации.

И, действительно: когда участник тренинга постоянно вовлечен в ту или иную форму активности, которые еще и ритмично сменяют друг друга, у него просто нет возможности остановиться и подумать о том, полезен ему тренинг или нет, применимо то, чему его учит тренер, или же оторвано от реальности.

А если прибавить к этому благожелательность тренера, то, что он развлекает участников тренинга и поднимает им настроение, то, что психологический тренинг превращается по сути в приятное, динамичное и веселое времяпрепровождение, то иллюзорность полезности психологических тренингов становится еще более заметной.

Впрочем, прежде чем более подробно обсуждать психологический тренинг, как конкретный формат работы психолога, необходимо сказать несколько слов об особенностях работы современных российских психологов в целом.

И в первую очередь здесь нужно сказать о том, что сегодня отечественные психологи применяют множество научно не обоснованных, иррационалистических и даже оккультных, эзотерических методов, которые якобы позволяют решить проблемы клиента. Одновременно, психологи в своей работе опираются на целый ряд мифов, заблуждений и лженаучных идей, вроде идеи о вытесненных психологических травмах, которые все равно продолжают влиять на поведение человека, или о том, что необходимо выражать свои эмоции, чтобы освободиться от них.

В своей работе современные российские психологи широко применяют и методы различных течений психотерапии, многие из которых также являются научно не обоснованными или даже прямо оккультно-эзотерическими. В качестве примеров тут можно вспомнить холотропное дыхание, ребефинг, трансперсональную психологию, расстановки по Хеллингеру, НЛП.

Психологический тренинг в этом смысле ничем радикально не отличается – это просто одна из форм работы психолога, при которой работа ведется с несколькими клиентами одновременно. Эти клиентами являются участниками тренинга, играют друг с другом в ролевые игры и выполняют другие задания психолога, тренера.

При этом и содержанием психологического тренинга зачастую оказываются все те же сомнительные с научной точки зрения идеи, психологические мифы.

Вдобавок, по-видимому, ни один психологический тренинг не прошел объективную проверку, которая могла бы подтвердить его эффективность. Более того, изобретая те или иные упражнения и игры для тренинга психологи зачастую вообще не думают о том, что эффективность, безвредность такого рода игр и упражнений необходимо проверять. В России сегодня отсутствует сама инфраструктура проверки различных тренинговых «методов».

Поэтому проверка эффективности тренинга сегодня подменяется оценкой того, насколько тренер известен и как много людей он смог на тренинг привлечь. Хотя очевидно, что и известность тренера, и количество людей, пришедших к нему на тренинги, в гораздо большей степени зависят от квалификации тренера (или нанятых им специалистов) в области рекламы, PR и маркетинга, чем с эффективностью и полезностью его тренингов.

При этом субъективно многим людям может казаться, что психологический тренинг им помог. То же касается, кстати, и других форм работы с психологом.

А в условиях, когда, с одной стороны, объективной проверки эффективности психологических тренингов не проводилось, а, с другой стороны, науке известна масса механизмов, под влиянием которых человеку может казаться, что неэффективное – эффективно, а бесполезное – полезно, вполне резонно предположить, что психологические тренинги и не являются эффективными, бесполезны.

И не нужно тут ссылаться на Курта Левина, Якоба Морено, Карла Роджерса, или психолога-марксиста из ГДР Манфреда Форверга, не нужно вспоминать и так называемые тренинг-группы (Т-группы) или тренинг сензитивности (по поводу лженаучности последнего, кстати, известные разоблачители мифов Пенн и Теллер сделали в 2008 году отличную передачу в рамках своего проекта «Чушь собачья» («Bull Shit»)), нужно просто привести конкретные исследования, доказывающие эффективность конкретных тренингов и/или конкретных тренинговых игр, упражнений и прочих «методов работы». Можете привести – отлично. Не можете – значит ваша убежденность в эффективности психотренига – это не более чем иррациональная вера.

К тому же, нельзя не сказать и о том, что на западе нет такого термина, как «психологический тренинг». Слово «training» означает просто «обучение», причем обучение навыкам, способам выполнения тех или иных операций. Ближе всего к английскому «training» – русское слово «тренировка».

При этом тренинг вовсе не предполагает, что обучаемые сидят кружком, а тренер собирает их мнения, просит их подискутировать и дает им задания поиграть в игры или выполнить те или иные упражнения, разбившись на пары или тройки. Причем на западе о тренинге говорится прежде всего в связи с обучением персонала на рабочем месте (workplace learning) и развитием качества работы персонала (personnel performance improvement) [1; 4]: есть навыки, которые сотрудник получает еще в вузе, а есть те, которые работодатель специально формирует у него с помощью как раз-таки тренинга.

Итак, по сути, словосочетание «психологический тренинг» придумали отечественные психологи (я думаю, ключевая роль в изобретении термина «психологический тренинг» принадлежит Л.А. Петровской [2]), по тем или иным причинам не желавшие говорить о групповой психотерапии.

Почему не желали? Да по многим причинам:

  • на тот момент психотерапия в России – это чисто медицинская специализация;
  • отечественные психологи не имели достаточной квалификации для проведения психотерапии, но хотели заимствовать из нее игры и упражнения;
  • отечественные психологи не хотели отпугивать клиентов словом «психотерапия».

Да мало ли, почему. Возможно все еще проще: некоторые отечественные психологи хотели писать научные работы и выбрали своей темой именно групповую психотерапию, но писать о ней не могли, не имели права, хотели привнести нечто от себя в свои компилятивные обзоры групповых форм психотерапии и пр., потому и придумали словосочетание «психологический тренинг».

Да, необходимо отметить, что до проверки эффективности тех или иных форм психотренинга в такого рода работах, как я понял, не доходили. Куда как больше занимались уточнением понятий и спорами о терминах по схеме Остапа Бендера: «Итак, психологический тренинг. Но что такое тренинг, и что такое – психологический?..»

Таким образом психологический тренинг – это чисто российское изобретение, а его содержанием являются во многом именно методы различных форм групповой психотерапии: гештальт-терапии, экзистенциально-гуманистической терапии, психодрамы.

А уж на вопрос о том, как относиться к применению освоенной по книжкам и/или через десятые руки групповой психотерапии к здоровым людям, я думаю, всякий умный человек способен самостоятельно дать правильный ответ.

Как сегодня проходит психологический тренинг?

Очень просто. Психолог рассказывает какую-нибудь психотерапевтическую байку или описывает какую-нибудь психотерапевтическую концепцию, а потом предлагает разбиться на группы (пары, тройки) и что-то по поводу этой байки/концепции поделать.

Например, рассказывает психолог о научно не обоснованной и совершенно умозрительной концепции Эрика Берна, в соответствии с которой личность человека может находиться в трех Эго-состояниях: Родитель, Взрослый и Ребенок, а затем предлагает разбиться на пары, пообщаться и отметить, в каком Эго-состоянии собеседник находится чаще.

Какой толк от такого рода времяпрепровождения? Каких целей хотят достичь? Хотят ли таким путем просто закрепить в памяти концепцию Берна? Хотят ли таким путем приучить человека делить все реакции окружающих по схеме Родитель-Взрослый-Ребенок?

По сути, в данном случае участникам психотренинга дается субъективное, неточное, научно не обоснованное описание поведения людей, а затем предлагается посидеть, пообщаться и поделать на основе этого описания свои собственные субъективные и неточные выводы. Какое это имеет отношение к обучению? Чему можно научить при таком подходе? Какие полезные навыки можно таким путем выработать?

При этом, конечно, нужно понимать, что в психологический тренинг можно включать не только какие-то идеи или подходы, взятые из тех или иных течений психотерапии. Прекрасно подойдут для этого и всякие рецепты медитаций, управления дыханием, визуализаций и попытки управлять энергией ЦЫ, и эзотерические идеи о силе мысли и позитивного мышления.

Вдобавок, тренинговые задания, якобы позволяющие выработать те или иные навыки, зачастую просто выдумываются, изобретаются чисто умозрительно под руководством житейской логики, а какое-нибудь наклеивание разноцветных стикеров на ту или иную часть флип-чарта приравнивается к освоению той или иной концепции, того или иного метода.

Очень часто выдумываются и приемы, техники, методики, которым обучают на психологическом тренинге.

Например, в своей книге «Тренинг влияния и противостояния влиянию» Елена Сидоренко [3] не просто предлагает научно не обоснованный метод противостояния влиянию, но еще и подробно описывает как этот «метод» пришел ей в голову.

Была однажды Елена Сидоренко синхронным переводчиком на сеансе группового психоанализа и переводить ей было трудно, потому что психоаналитик говорил длинными и сложными фразами. И обратилась Елена Сидоренко к психоаналитику в перерыве и попросила его говорить более короткими и простыми фразами. На что психоаналитик ей ответил примерно так: «говорить длинными и сложными фразами – это часть моей личности».

И тут психолог Елена Сидоренко не нашлась, что сказать, и сделала вывод, что ответ «Х – это часть моей личности» является отличным средством противостояния влиянию.

Но учитывает ли Елена Сидоренко, что описанное выше поведение переводчика просто не этично? Учитывает ли она, что такой ответ психоаналитика вполне уместен в данной ситуации, но совершенно не уместен в другой? Наконец, в каких исследованиях, на какой выборке, на каком материале было показано, что этот метод противостояния влиянию действительно работает?

Но зачем нагружать себя, задавая подобные вопросы? Гораздо приятнее просто поделиться с окружающими (за деньги, разумеется) своей идеей, которая, придя нам в голову, показалась нам очень умной и так нас порадовала…

И последнее. Собственно, в чем проблема? Ну нравится людям иметь в своем распоряжении такой безобидный и бесполезный способ времяпрепровождения, как психологический тренинг. Ну проникают в сознание людей, посещающих психотренинги, всякие глупости и мифы. В конце концов, по-видимому, гораздо большее количество людей смотрит какое-нибудь «Хрень-ТВ» и подхватывает из его программ всякие глупости про рептилоидов и экстрасенсов, пытается подчистить свой «сосуд кармы» или отражать чужие негативные ментально-энергетические воздействия, применяя рецепты из книжек по биоэнергетике и эзотерике.

Но дело в том, что легитимный статус ерунды под названием «психологический тренинг» делает легитимным и статус уже гораздо более опасных тренингов – тренингов личностного роста и различных психокультов. И это очень большая проблема…

ЛИТЕРАТУРА

  1. Невеев А.Б. Тренинг в организации. — ИНФРА-М, 2012. — 256 с.
  2. Петровская Л.А. Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга. — М.: Изд-во МГУ, 1982. — 168 с.
  3. Сидоренко Е.В. Тренинг влияния и противостояния влиянию. — СПб: Речь, 2003. — 256 с.
  4. ASTD Handbook for Workplace Learning Professionals / Elain Biech, ed. — Alexandria: ASTD Press, 2008. — 906 p.

Вы можете пожаловаться на тренинг

Еще по теме:
Тренинг "по-русски"
В чем специфика тренинга в России? Позитивна ли эта специфика?
Тренинговые пирамиды
Что может быть общего между тренингом и МММ? Высок ли риск, попав на тренинг, превратиться в продавца этого тренинга?
Тренинги личностного роста
В чем опасность тренингов личностного роста? Почему не стоит их посещать?
Почему кажется, что тренинг помог?
Почему кажется, что бесполезный тренинг полезен? Какие психологические механизмы и эффекты тут срабатывают?
Поделиться: